Архив
"На славу имени Украины"
Статья главного хранителя Национального музея Тараса Шевченко
Журнал "Публичные люди",май 5 (136) 2015 г.
Текст: Анна Хоменко. Фото: Дмитрий Коваленко
Журнал "Публичные люди", ноябрь 2012
Статья Анны Хоменко
"Искусство. Эпоха", Travel News, #5-6, 2011
Статья Екатерины Савчук
"Таланты и поклонники", АНТИКВАР, 2011
Статья Тамары Васильевой
"Красочный портрет современного искусства", TRAVEL news, №1-2 2011
Интервью с Федором Зернецким и Анатолием Дымчуком
Статья в журнале "Travel news" (№4-5, 2010 г.)
Интервью с директором антикварного салона "Эпоха" Федором Зернецким
Кубок ценой в столетие!
Журнал "Регби", октябрь 2005
Статьи  //  "Таланты и поклонники", АНТИКВАР, 2011


Вероятно, такое сообщение у многих вызовет удивление: как могла оказаться в Украине реликвия, достойная украсить любой театральный музей Франции? Но не меньшее удивление вызовет тот факт, что венок этот был изготовлен именно в Киеве и преподнесён «божественной Саре» 9 декабря 1892 г. студентами Университета Святого Владимира, о чём свидетельствует надпись на серебряных лентах, скрепляющих ветки венка. Кроме того, на нём есть городское клеймо, проба (84), клеймо пробирного мастера (А. В. 1892) и клеймо с инициалами мастера (СР), изготовившего великолепный подарок. Получила его Сара Бернар во время своих вторых гастролей по России. Первые состоялись за 11 лет до того, в 1881 г., а третьи и последние — в 1908-м, когда актрисе было 64 года, но она и не думала переходить на возрастные роли.

Побывавший на её спектакле в 1900 г. художник Михаил Нестеров писал в письме А. Турыгину: «Смотрел в „Орлёнке” старушку Сару Бернар. Эта удивительная женщина не желает стариться, ей не дашь больше 35 (я сидел близко)». Уточним, что играла она тогда 20-летнего герцога Рейхштадского, сына Наполеона I, а в 70 не побоялась выступить в роли юной Джульетты. К 1892 году, когда киевская публика принимала Сару Бернар, она была в зените своей славы, не померкшей, впрочем, и позже. На сценах театров «Комеди Франсез», «Жимназ», «Порт-Сен-Мартен» и «Одеон» («Ренессанс» она купит в 1893 г.) уже были сыграны донья Соль в «Эрнани» Гюго (1877), Маргарита Готье в «Даме с камелиями» Дюма-сына (1880), заглавные роли в «Заире» Вольтера (1874), «Федре» Расина (1879), «Адриенне Лекуврёр» Скриба и Легуве (1880), «Клеопатре» Сарду (1890). Некоторые из этих звёздных ролей смогли увидеть и киевляне. Наши театралы часами выстаивали в очередях на морозе в надежде купить билет на её спектакль, дежурили на вокзале и под гостиницей, чтобы хоть одним глазком взглянуть на рыжеволосую диву, покорившую Европу и Америку, взявшую без боя Москву и Петербург. Накануне её приезда в Россию в периодике появилась масса статей, где на все лады описывались биография, роли, чудачества и внешность этого «хрупкого нервного создания, попиравшего с яростью, с наслаждением все общественные устои и взявшего себе девизом знаменательные слова: „quand meme”», то есть «во что бы то ни стало». В оценке таланта Бернар мнения критиков разошлись, но все соглашались, что актёрской техникой она владеет в совершенстве.

По сравнению с Элеонорой Дузе, гастролировавшей в России в те же годы и выступавшей иногда в тех же ролях (Маргариты Готье, например), игра французской актрисы казалась искусственной и нарочитой. «В ней нет того, за что наша почтеннейшая публика любит Федотову: в ней нет огонька, который один в состоянии трогать нас до горючих слёз, о обморока,— писал А.П. Чехов.— Каждый вздох Сары Бернар, её лезы, её предсмертные конвульсии, вся её игра — есть не что иное, как безукоризненно и умно заученный урок… Будучи дамой очень умной, знающей, что эффектно и что не эффектно, дамой с грандиознейшим вкусом, сердцеведкой и всем, чем хотите, она очень верно передаёт все те фокусы, которые иногда, по воле судеб, совершаются в душе человеческой. Каждый шаг её —глубоко обдуманный, сто раз подчёркнутый фокус… Из своих героинь она делает таких же необыкновенных женщин, как и она сама… Цель её —поразить, удивить, ослепить… Во всей игре её просвечивает не талант, а гигантский, могучий труд… В этом-то труде и вся разгадка загадочной артистки».

Наверняка с Антоном Павловичем поспорили бы поклонники Сары, в числе которых были Гюго, Доре, Чайковский, Станиславский, очарованный красотой её голоса, грацией и отточенной дикцией, знаток театра князь Сергей Волконский, отмечавший способность актрисы передавать тончайшие нюансы человеческих чувств, и, конечно же, студенты Киевского университета, из рук которых она получила тот самый лавровый венок. До того, как вернуться в Киев, венок 118 лет находился во Франции: сначала в парижской квартире С. Бернар (со стоявшим там обитым белым крепом гробом, в котором она разучивала роли и позировала фотографам, чучелами птиц, держащими в клювах черепа, и разнообразной живностью, включая обезьян и хамелеонов), а потом — в мемориальном музее, открытом в её доме на острове Бель-Иль-ан-Мер в Бретани. Об этом удивительном по красоте месте актрисе рассказал её поклонник, художник Жорж Клерен, написавший целый ряд её портретов. В 1894 г., поддавшись уговорам приятеля, Сара поехала на Бель-Иль, чтобы полюбоваться живописными скалами, запечатлёнными Моне, и увидеть цитадель Вобана, построенную ещё при Людовике XIV. Она была поражена увиденным… «Я обнаружила в конце мыса ветреный форт — место недоступное, неудобное и совершенно непригодное для проживания, а потому приведшее меня в восторг»,— вспоминала потом С. Бернар. Она приобрела северо-западную часть острова — мыс Пулен — и выстроила там виллы для гостей и членов своей семьи. В течение 30 лет Сара каждое лето приезжала туда в компании актёров, знаменитостей и своего любимого зверинца, чтобы отдохнуть от парижской суеты. В память о гастрольных поездках она назвала свой дом «Пять частей света» и наполнила его привезёнными отовсюду сувенирами. В обустройство летней резиденции актриса вложила около 1млн. франков. Своим близким она говорила, что мечтает быть похороненной именно на мысе Пулен.

За два года до смерти закончившая свою артистическую карьеру С. Бернар продала имение в Бретани, и оно в течение многих лет переходило из рук в руки. Музей Сары Бернар появился здесь в 1960-х гг. стараниями французского инженера Андре Ларкету, который выкупил у государства пострадавшие в войну крепость и виллу с обязательством их восстановить. Им же были собраны вещи и документы, составившие основу экспозиции музея. В 2005 г., после смерти г-на Ларкету, его вдова продала весь комплекс владельцу сети отелей Филиппу Саври, который, не упраздняя музея, принял решение выставить на аукцион 60 предметов из его коллекции. В прессе сообщалось, что торги будут публичными, без предоставления приоритета национальным музеям. Вот так и попал в Украину серебряный венок, напоминающий не только о великой актрисе, но и о её поклонниках, живших в Киеве в конце XIX в. Где теперь «пропишется» театральная реликвия, мы узнаем 14 мая. Подготовила Тамара ВасильеВа

2011-04-07 13:31:38
E-mail: info@epoque.com.ua
Телефон: +38 (044) 272.23.61